Интерьер

Квартира с аутентичной атмосферой 30-х годов в Москве

Хозяева квартиры в доме 1930-х годов воссоздали в ней аутентичную атмо­сферу, в которую может погрузиться любой желающий.

Интерьер

Это уникальный проект не только для Москвы, а вообще для нашей страны: декоратор Мария Пилипенко и исследователи авангарда Александр Дуднев и Константин Гудков отреставрировали квартиру в доме работников Наркомата путей сообщения и создали в ней обстановку, которая могла бы существовать в начале XX века. Это уже вторая совместная работа Марии и хозяев, результат первой — интерьер в доме 1931 года постройки — был опубликован в февральском номере AD в 2016 году и даже попал на обложку.

cleared(data.content.description)
Фрагмент гостиной. Диван с откидным подлокотником “Черный и красный квадраты” — модель инженера А. И. Фрицлера для Всесоюзного конкурса мебели 1932 года. В основу принта обивочной ткани лег рисунок авангардной художницы Любови Поповой.

“Мы давно присматривались к этому дому. Он построен по проекту Ивана Николаева, больше известного как автор дома-коммуны на улице Орджоникидзе, — говорит Александр. — Нам хотелось найти интерьер, в котором сохранилось как можно больше оригинальных элементов”. Здесь остались старые межкомнатные двери со стеклянными фрамугами, деревянные рамы и пол. Хозяева стремились к достоверности, поэтому планировку оставили без изменений, паркет перебрали (плашки в хорошем состоянии использовали вторично, а остальные воссоздали, сохранив оригинальную раскладку и оттенок), рамы и двери отреставрировали и вернули им изначальный серо-зеленый цвет. Он был обнаружен под слоями краски на одном из окон. Исторический фрагмент законсервировали и оставили на виду. Так же поступили с двумя стенами, где тоже сохранилась оригинальная покраска 1930-х.

Интерьер с обложки: московская квартира в доме 1931 года постройки
Может быть интересно
Интерьер с обложки: московская квартира в доме 1931 года постройки

“Это была настоящая удача! Авангардисты экспериментировали с цветом, но из того, что было воплощено в жизнь, ничего не сохранилось. Многие думают, что интерьеры советского авангарда белые, но это не так. Теперь мы знаем, как выглядели изнутри конструктивистские дома”, — говорит Александр.

cleared(data.content.description)
Гостиная. Стол и стулья сделаны по эскизам советского художника-супрематиста Николая Суетина (1927 год) в вологодской студии Less. На стене работа современного художника Александра Зайцева. На всех окнах и дверях, отреставрированных Александром Серебряковым, сохранилась аутентичная фурнитура. Найти баланс между реальной обстановкой 1930‑х годов и авангардным интерьером помогла Александра Селиванова, директор Центра авангарда на Шаболовке, с которой консультировались авторы проекта.

Квартиры в подобных домах были довольно скромными: здесь на тридцати пяти квадратных метрах размещались две жилые комнаты, кухня без окна и крохотный санузел. “В таких ячейках не было ванн и даже горячей воды”, — говорит Константин, показывая ванную комнату, куда после реконструкции удалось втиснуть раковину, унитаз и душ. “Это не стилизованная квартира, а реальный кусочек истории, здесь все настоящее”, — отмечает Мария Пилипенко, помогавшая хозяевам с проектом.

cleared(data.content.description)

Александр и Константин ушли с головой в исследование авангардного дизайна, поэтому всю мебель и даже текстиль воссоздавали по эскизам, чертежам и реально существующим музейным экспонатам. Прототипами для стола, стульев, кроватей и табуретов послужили модели, представленные советскими дизайнерами и инженерами на Всесоюзном конкурсе мебели 1932 года. Все предметы — трансформеры. Это примета того времени и удобная для маленького пространства функция. Так, откидной подлокотник дивана может служить столиком или увеличивать длину спального места, у кроватей вместо тумбочек — встроенные выдвижные полочки, а стол в кухне складывается и освобождает место. “Обстановка в этой квартире как в купе вагона, в котором мы временно оказались. Здесь только самое необходимое и при этом компактное”, — объясняет Александр идеи архитекторов начала XX века.

cleared(data.content.description)
Фрагмент гостиной. Прототипом для полки послужил навесной шкаф из квартиры Николая Милютина в доме Наркомфина. На полках книги, изданные в 1920–1930‑х годах. На табурете традиционная советская радиотарелка, выпущенная Муромским радиозаводом уже в наши дни.

Самое приятное в этой истории то, что хозяева сделали все не для себя, а для других — квартиру можно забронировать через интернет. “Что такое авангард, большинство знает только по экспонатам в музеях, а мы даем людям возможность пожить в том времени”, — объясняют они. Для полного погружения здесь есть даже радиотарелка 1930-х годов, но с usb-портом и флешкой, на которую записана музыка эпохи авангарда. В процессе реконструкции Александр Дуднев и Константин Гудков так увлеклись “раскопками”, что даже организовали сообщество “Проект 1931” (1931.center) и водят экскурсии по Москве, показывая памятники архитектуры авангарда, в том числе и эту квартиру.

cleared(data.content.description)
Спальня. Шкаф по эскизам 1930-х годов. В нем спрятаны гладильная доска, утюг и фен. За консервацию уникальной старой покраски стен отвечала реставратор Екатерина Дмитриева.
Кухня. Желтые табуреты “Плебей”, воссозданные студией Less, придуманы А. Н. Машковым и были представлены на Всесоюзном конкурсе мебели. ­Кухонный гарнитур и складной столик сделаны из фанеры, ­популярной у конструкторов авангарда.
Фрагмент кухни. В гарнитуре соединена эстетика и функционал “франкфуртской кухни”, придуманной в 1926 году австрийским архитектором Маргарете Шютте-Лихоцки, и кухонного элемента Соломона Лисагора для ячеек Моисея Гинзбурга (1928 год). Мебель спроектирована студией Less и изготовлена в столярной мастерской Woodium.
+2
+1
Ванная комната. После установки душа со сливом в полу на площади чуть меньше двух квадратных метров удалось разместить еще маленькую раковину и унитаз. Раковина современная немецкая, а зеркало отечественное, начала XX века.
Читайте также