Маленькие квартиры

Функциональный лофт в Москве, 46 м²

Архитекторы Дмитрий Овчаров и Елена Мерцалова сделали из лофта площадью 46 м² интерьер в духе конструктивистских ячеек начала XX века.
.     Delo.                  .
Зона гостиной. Диван и журнальный столик, Delo. Преимущество этой небольшой квартиры в том, что в ней три окна: одно в гостиной и два в спальне.Фото: Илья Иванов

Эти небольшие апартаменты находятся в комплексе Kleinhouse — здании бывшей чаеразвесочной фабрики, построенной по проекту Романа Клейна в начале XX века. Сейчас ее переделали под жилье. Лофтовая стилистика в таком пространстве — логичное
и гармоничное решение.

Вид из зоны гостиной на кухню и антресоль, где расположены гардеробная и ванная комната. Мебель, IKEA.Фото: Илья Иванов

Несмотря на то что фасад дома из красного кирпича, в интерьере стены выкрасили белым. “Так маленькое пространство визуально кажется больше, — говорит архитектор Дмитрий Овчаров, один из авторов проекта. — Когда-то я читал, что лофты появились в Америке во времена Великой депрессии. Индустриальные помещения пустовали, люди снимали или покупали в них площади за гроши. Как правило, селилась там богема, у которой было немного денег, а белая краска — самая дешевая. Поэтому вначале все лофты были белыми”.

Зона гостиной. Диван и журнальный столик, Delo. Преимущество этой небольшой квартиры в том, что в ней три окна: одно в гостиной и два в спальне.Фото: Илья Иванов

Но главная особенность таких интерьеров не цветовая гамма, а элементы индустриального прошлого. К примеру, в этой квартире на потолке остались профнастил и металлическая балка, по которой пространство разделили на общую зону и спальню.

Зона кухни. Подиум для кровати подняли до уровня подоконников, и со стороны кухни его можно использовать как дополнительное место для сидения. Барные стулья, Delo; светильники, Centrsvet; барная стойка мобильная.Фото: Илья Иванов

Квартира предназначалась для сдачи в аренду, поэтому ее интерьер
лаконичен и функционален. Обычно, чтобы увеличить полезную площадь, в маленьких пространствах с высокими потолками (здесь высота — 4,3 м) делают антресоль и обустраивают на ней спальное место. Но Дмитрий и его коллега Елена Мерцалова оста-
вили кровать внизу, а на антресоли разместили душевую и гардеробную.

Лавка, которой служит подиум со стороны кухни, также является проходом к лестнице, ведущей на антресоль. Перегородка сделана из рифленого стекла.Фото: Илья Иванов

“Основной недостаток спален наверху в том, что там меньше воздуха и душно”, — говорит Дмитрий. Ограждение лестницы планировали оставить лаконичным, но в целях безопасности все же натянули шнур, и он добавил интерьеру графичности. От общего пространства спальню отделяют раздвижные стеклянные перегородки, расстекловка которых перекликается с переплетом окон.

Спальня. Ее размеры определила металлическая балка, на которой закрепили стеклянную перегородку.Фото: Илья Иванов

Для матраса сконструировали подиум, который занял всю площадь комнаты
и даже вышел за ее границы, — в зоне кухни он может использоваться как лавка, а под ним находятся выдвижные ящики. Остальное пространство под подиумом не задействовано, но здесь и так хватает мест для хранения: за кроватью сконструирован большой шкаф, в прихожей есть кладовка и, конечно, уже упомянутая гардеробная на антресоли.

Гардеробная на антресоли. У стеклянных блоков в полу декоративное назначение, но невысокой прихожей внизу они добавляют “воздуха”.Фото: Илья Иванов

Роль обеденного стола выполняет мобильная барная стойка: если ее выдвинуть вперед, то гостей можно усадить с обеих сторон. Цвет в квартире появляется дозированно: в серо-голубой выкрашены внутренние стенки и полки шкафа, барная стойка и все пространство на антресоли. Получился интересный эффект: антресоль хоть и яркого цвета, но не бросается в глаза.

Гардеробная и душевая на антресоли. Антресоль добавила пространству 7,2 м2, и общая площадь лофта получилась 53,2 кв.м. Керамическая плитка, VitrA. Помимо Дмитрия Овчарова и Елены Мерцаловой над проектом работали Сергей Курепин (ГИП); Виктория
Нагурная (управление проектом) и архитектор Анастасия Скилягина.
Фото: Илья Иванов

“Это многоуровневое пространство напоминает жилую ячейку, которую в начале XX века придумали конструктивисты”, — говорит Дмитрий. Сходство действительно есть. Только в 1920-х такой тип жилья казался утопией, а сегодня это идеальный практичный вариант для жителей мегаполиса.

План квартиры.