Интерьер

Квартира с колоннами в сталинке, 77 м²

Архитектор Марсель Искандаров обустроил для себя квартиру в доме 1930-х годов в Казани. 
Квартира с колоннами в сталинке 77 м²

В 1930-е годы на севере Казани появился авиационный завод, и постепенно территорию вокруг него начали застраивать жилыми домами. Сейчас этот микрорайон называют Соцгородом и ему присвоен статус достопримечательного места. Именно здесь, в одном из домов 1938 года постройки, купил квартиру архитектор Марсель Искандаров. “Я слышал от друзей, что в этом “городке” есть квартиры с колоннами, и это отложилось в моей памяти, — рассказывает Марсель. — Просматривая как-то объявления о продаже недвижимости, я увидел фотографию захламленной коммунальной квартиры, где между шкафами и какой-то
рухлядью выглядывал кусочек капители. Когда я понял, где все это находится, быстро решился на покупку”. 

Гостиная. На стене картина 1920-х годов в оригинальной раме, написанная голландским художником; итальянские бра 1960-х годов; диван и журнальный столик по эскизам Марселя Искандарова; банкетка, Christopher Guy; немецкий постамент 1920-х годов.

Фото: Сергей Красюк

В народе этот дом называют “домом с тремя арками”, он довольно эклектичный: тут есть и приметы конструктивистской архитектуры, и ар-деко, и характерные для сталинок классические элементы. Это стилистическое разнообразие нашло отражение и в интерьере.

Фрагмент гостиной. 

Фото: Сергей Красюк

ПЛАНИРОВКА

Планировка характерна для 1930-х годов, и хозяин ее практически не изменил. Он переделал только блок с ванной и туалетом, выкроив на месте бывшего коридора, ведущего в кухню, пространство для хозяйственного помещения. “Планировка была удачной: квартира-распашонка с центральным холлом и двумя анфиладами. Пропорции комнат и архитектурных элементов тоже оказались идеальными”, — рассказывает Марсель. 

Столовая и кухня. Финский стол 1930-х годов; стулья, Contradictions; вазы, Versmissen; фотография Archway Алекса Серпова; картина Татьяны Лярсон; французский стол с каменной столешницей, первая половина XIX века; кухонные шкафы по эскизам автора проекта; на подоконниках старинные рамы из списанного музейного фонда; голландская картина начала XX века; на полу индийский килим.

Фото: Сергей Красюк

В гостиной часть пространства отделена колоннами, которые образуют альков. Архитектор воссоздал карнизы и другие детали, подсмотрев их в сборнике типовых элементов оформления советского жилья. Вообще в интерьере было много интересных решений, например геометричная расстекловка дверей, ведущих в кабинет. “Она была похожа на ардекошную, и это выдавало в целом экспериментальный характер архитектуры этого дома, — говорит Искандаров. — Я собирал о нем информацию и выяснил, что, несмотря на небольшое количество квартир, тут было двенадцать разных видов планировок, и многие с колоннами. Мы подали документы на признание дома памятником архитектуры”.

Кабинет. Советская люстра 1940-х годов; французские часы XIX века; советский офорт 1970-х годов; кресло, Theodore Alexander; встроенная мебель по эскизам архитектора.

Фото: Сергей Красюк

ОФОРМЛЕНИЕ

Тон интерьера определила картина голландского художника, написанная в начале XX века, она висит в алькове над диваном. Приглушенная землисто-серая цветовая гамма показалась Марселю созвучной сталинской архитектуре. Деревянные стеновые панели, которые встречаются не только в гостиной, но и в других частях квартиры, приобрели сероватый оттенок, а их пропорции заданы размером художественного произведения. 

Спальня. Финский столик для рукоделия, XIX век; кресло, Baker; этажерка, Versmissen; текстиль, Amity Home; чешская деревянная ваза 1920-х годов; индийский килим.

Фото: Сергей Красюк

Неосознанно в интерьере нашли отражение арки: они появились в виде фотоработы Archway друга Марселя и в основании журнального столика, спроектированного им самим. На полу во всей квартире лежит современный паркет, это импровизация на тему классической “елочки”. “Старый паркет сохранить не удалось, — рассказывает хозяин. — Такой крупный раппорт позволил не привязываться к осям и отвлекает внимание от неидеальной геометрии стен”.

Фрагмент спальни. 

Фото: Сергей Красюк

ОБСТАНОВКА

“У меня была возможность подбирать все вещи не спеша, многие я сам привез из Европы, — объясняет архитектор. — Я старался использовать весь арсенал декоративных приемов, докапывался до их сути и выражал ее в современной, функциональной и подходящей мне манере”. К примеру, входную дверь на старинный манер он задрапировал портьерами, а в гостиной над столом повесил графичный светильник: его форма перекликается с узором, который образуют ветки деревьев за окном.

Европейский и советский винтаж отлично подружился с современными предметами ин-
терьера и коврами с геометричным рисунком, напоминающим об ар-деко. “Советскую эстетику 1930-х годов создавали молодые и дерзкие архитекторы. Мне кажется, я почувствовал в архитектуре дома этот драйв ар-деко и постарался выразить его в строгой и одновременно нарядной манере”, — говорит Искандаров.

Прихожая.

Фото: Сергей Красюк

Изначально он не планировал жить в этой квартире постоянно, но ему так понравились результат и атмосфера дома и района, что он все-таки переехал. “Обычно колонны считают помпезным атрибутом, но когда видишь их каждый день, понимаешь, что они создают атмосферу уюта и одновременно делают повседневную жизнь более торжественной”, — делится впечатлениями Марсель.

Еще больше проектов с планировкой, практичными советами от дизайнеров и редакции AD, а также интересные тематические подборки ищите в нашем специальном диджитал-сборнике AD “Азбука ремонта. Маленькие квартиры”.