Интерьер

Минималистичный дом из клееного бруса по проекту Argento Style

Дизайнеры бюро Argento Style неслучайно наполнили этот интерьер предметами органической формы: дом, окруженный лесным массивом, стал продолжением природного ландшафта.
Гостиная. Диваны Maries Corner стол из серии “Стражи” — коллаборация Argento Style и латвийской художницы Анды Мункевицы...
Гостиная. Диваны, Maries Corner; стол из серии “Стражи” — коллаборация Argento Style и латвийской художницы Анды Мункевицы; винтажная люстра Fata Morgana, 1970 год, Hans-Agne Jakobsson, из галереи Beke; торшер AME, Christophe Delcourt; настенное панно из стали сделано Львом Ефимовым.Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Заказчики Светланы Евдокимовой и Егора Гуслякова — молодая семья, увлеченная дизайном и традиционными ремеслами, — мечтали о минималистичном доме из клееного бруса с просторной террасой и плоской крышей. Пара полностью доверилась профессионалам: почти все согласовали в режиме онлайн из-за первой волны пандемии, а работы по строительству и благоустройству территории были завершены всего через полтора года. Запрос заказчиков, по словам Светланы, звучал достаточно традиционно, однако дизайнерам удалось предложить свежую интерпретацию современного деревянного дома.

Вид на дом.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

В основу легла концепция бионического и “тактильного” дизайна. Общая цветовая гамма, вдохновленная оттенками белой глины, создает монохромный фон для предметов интерьера органической формы. Сложнее всего оказалось подобрать правильный тон для покраски бруса: необходимо было сохранить структуру дерева, а чтобы “набрать” нужный оттенок, краску клали в три слоя. “Меня действительно впечатлила ­работа с деревом: я обнаружила, что после нанесения и впитывания в массив цвет краски меняется”, — рассказывает Светлана.

Гостиная. Диваны, Marie's Corner; стол из серии “Стражи” — коллаборация Argento Style и латвийской художницы Анды Мункевицы; винтажная люстра Fata Morgana, 1970 год, Hans-Agne Jakobsson, из галереи Beke; торшер AME, Christophe Delcourt, Booroom Gallery; настенное панно из стали сделано Львом Ефимовым.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Гостиная. Винтажная лежанка Karel Doorman, Роб Экхардт; столик, Ethnicraft.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Фрагмент гостиной.

Авторы проекта говорят, что изначально планировалось более простое наполнение интерьера, но в процессе они увлеклись подбором коллек­цион­ного дизайна и винтажных предметов. Объединяющим мотивом стала форма круга, который Светлана считает “самой универсальной из всех геометрических фигур, символом цельности, единства и совокупности, полноты и ограниченности, постоянства и цикличности, вечности и бесконечности”. Например, особым предметом гордости заказчиков стало круглое окно в ванной комнате, которое дизайнеры дополнили ставнями с перфорацией: помимо создания интересного декоративного эффекта этот прием позволил облегчить вес ставен.

Столовая. Лампа Tubular, Ingo Maurer; стулья Drawn и Betty, &Tradition; картина “Невесомость” Евгении Инфелициной; кофейный набор, Serax, 3L Store.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Кухня сделана на заказ в мастерской Argento Style; лампа Tubular, Ingo Maurer; стулья Drawn и Betty, &Tradition; стол, Hem.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

В интерьере ­отражена и любовь владельцев дома к ремесленным предметам и ­техникам. Так, в гостиной поставили камин, облицованный глиняной плиткой, а центральное место в этой зоне занял оригинальный стол, созданный мастерской Argento Style в коллаборации с латвийской художницей по стеклу Андой Мункевицей. Ножки разных диаметров вдохновлены ритмом лесного окружения, а столешница выполнена из толстого расплавленного стекла, повторяющего фактуру коры липы и дуба, — таким образом символично передано соединение мужского и женского начала.

Фрагмент гостиной. На стене печать на металле “Платье Нарцисса” Екатерины Рожковой; подсвечники, Kristina Dam Studio; керамическая скульптура Лилианы Деместер из галереи Béke; на стеллаже керамика, Savour Design.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Холл. Объемная работа на основе традиционной адыгской циновки, Руслан Мазлоев; консоль, 101 Copenhagen; вазы, Eliurpi, 3L Store.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

В холле, из которого можно попасть в приватные зоны, почетное место заняла работа кабардино-балкарского художника Руслана Мазлоева, возродившего старинное искусство плетения адыгских циновок. “Предметы дизайна позволяют показать, как бионика проникает в жилое пространство, — говорит Светлана. — И мне кажется, что поиски, связанные с наполнением этого интерьера, еще не закончены”.

Кабинет. Кресло Pouffe Garni, Роб Экхардт и Мартен Вролейк, 1986 год; торшер Aerin, Visual Comfort & Co.; на стеллаже коллекция посуды Slip Виктории Нурисламовой из галереи Mirra; винтажная люстра, Нидерланды, 1970-е годы, галерея Beke; столик, Kristina Dam Studio.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Спальня. Кровать сделана на заказ в мастерской Argento Style; лавка, Kim; керамические столики, Savour Design; на стене работы Александры Паперно; прикроватные лампы Mezzopileo по дизайну Гаэ Ауленти, Artemide, 1972 год, из галереи Mirra; покрывало, Pierre Frey; льняное постельное белье, AtelierTati.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Спальня. Столик, Kristina Dam; лампа Soniah, Faina.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Детская. Винтажная люстра по дизайну Карло Насона для Mazzega из галереи Beke; пуф Resting Bear, Vitra; стол, &Tradition; стул, IKEA; винтажная лампа, Stilnovo, 1950 год, из галереи Mirra.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Ванная комната. Стул Enz, Christophe Delcourt; бра, &Tradition.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук