Архитектура

Новое место силы в Москве: Дом культуры “ГЭС-2”

4 декабря в Москве откроется новое общественное пространство — Дом культуры “ГЭС-2”. AD эксклюзивно рассказывает об архитектурной концепции первого проекта Renzo Piano Building Workshop в России и объясняет, почему это совершенно уникальное пространство как для Москвы, так и для самого Ренцо Пьяно. 
2
Gleb Leonov

Мы рассказываем об архитектурной концепции ГЭС-2 и показываем первые эксклюзивные кадры внутренних пространств, наши коллеги из Blueprintо том, как устроен Дом культуры, Афиша”о программе на ближайшие три года, РБК” и “Артгид”о выставочных проектах первого сезона.

Скорее всего, в ленте ваших инстаграмов уже не раз мелькал белоснежный фасад ГЭС-2 на Болотной набережной. Этот вид уже полюбился горожанам, а ступеньки, спускающиеся к воде, стали приятным местом отдыха и новой арт-площадкой под открытым небом. Проект ГЭС-2, пожалуй, самое ожидаемое открытие 2021 года и первый проект Ренцо Пьяно в России. 

Фото: Юрий Пальмин

Здание ГЭС-2 появилось на Болотной набережной в 1907 году. Аббревиатурой ГЭС традиционно обозначают гидроэлектростанции, но ГЭС-2 (Городская электростанция № 2) стала исключением — на ней энергию вырабатывали паровые турбины. Со временем здание устаревало, обрастало “паразитирующими” пристройками и пришло в упадок. Стройные фасады, в которые архитектор Василий Башкиров вложил душу, закрылись неприметными заборчиками, а все внимание горожан переключилось на активную клубную жизнь, которая разворачивалась на другом конце полуострова.

Архивная фотография ГЭС-2. 

Фото: архив Мосэнерго. 

В 2009 году зданию присвоили статус памятника архитектуры, а в 2014 его приобрел фонд современного искусства V–A–C, и началась совершенно новая история. Фонд обратился к студии Ренцо Пьяно с предложением сделать из электростанции, снабжавшей энергией объекты московской городской инфраструктуры почти сто лет, новое культурное пространство, и Ренцо Пьяно с удовольствием согласился.

ГЭС-2, 2007 год. 

До этого в бюро Ренцо Пьяно не было проектов реконструкции подобного масштаба, поэтому проект ГЭС-2 стал совершенно новым увлекательным путешествием. Архитекторам необходимо было предусмотреть сохранение исторических деталей здания и при этом наделить пространство новыми функциями. По словам архитектора Renzo Piano Building Workshop Анны Прокудиной, работа над проектом началась с изучения исторических материалов, которых было не так много, поэтому можно сказать, что архитекторы в основном работали с архивными фотографиями. “Фотографии в данном случае были даже более ценным помощником, потому что по ним можно было проследить, как реализованное здание выглядело непосредственно в тот момент — чертежи и воплощенный проект могут сильно отличаться друг от друга”.

Западный фасад ГЭС-2 в Москве. Фото: Юрий Пальмин. 

Важное решение, принятое архитекторами, — не воссоздавать фасад ГЭС-2 в том виде, каким он был в 1907 году (с декоративными элементами). Здание претерпело множество изменений, и архитекторы хотели отдать дань уважения каждой эпохе, и таким образом учесть историческую ценность объекта. “Это был самый важный и сложный процесс — выделить главное и второстепенное, мы много анализировали перед тем, как принять это решение — что мы хотим получить от здания и что нам важно как архитекторам сохранить”, — делится Анна.

Фасад ГЭС-2 со стороны набережной. Фото: Глеб Леонов

То же самое с фасадным остеклением здания: архитекторы переосмыслили индустриальное прошлое здания и установили панорамные окна с импостами с крупным шагом и частыми тонкими переплетами. А стеклянная крыша — главное концептуальное решение, позволяющее впустить свет в здание и сделать его главным героем проекта. Ленточная часть уже была застеклена, архитекторы же сделали всю остальную кровлю стеклянной, оставив только крыши ризалитов в цинке. Там же расположились фотоэлектрические панели, вырабатывающие солнечную энергию, — они способны обеспечивать до 10 % электроэнергии здания.

Центральный неф ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 

К выбору оттенка фасадов Ренцо Пьяно и его команда подошли с особой тщательностью. Черно-белые фотографии, ставшие главным источником информации для команды, не отображают реальный цвет, поэтому ключевым моментом в выборе оттенка стало то, каким образом здание будет вписано в московский контекст — загруженный, цветной, неоднородный. В итоге выбор сделали в пользу глубокого светло-серого, переходящего в белый, цвета. Он по-разному выглядит при различном освещении: если день солнечный, то ГЭС становится практически белоснежной и светится, а в хмурый день слегка отдает в синеву. Так здание удалось идеально вписать в городской ландшафт, и, конечно, благодаря такому эффекту оно уже стало одним из самых фотогеничных московских зданий.

Фото: Глеб Леонов. 

Синие трубы, ставшие фирменным знаком ГЭС-2, — это результат все той же стратегии — не восстанавливать то, что было безвозвратно утрачено. В изначальном проекте ГЭС, как мы можем видеть на архивных фотографиях, трубы были кирпичными. Их разрушили в 1942 году при авианалете немецкой армии — трубы служили для них ориентиром. После этого, когда здание переходило на новую форму питания, трубы стали уже металлическими и были расположены в других местах — довольно хаотично. В таком виде здание получили архитекторы RBPW. Проанализировав и поняв, что эти элементы уже не несут исторической ценности, архитекторы решили, что восстанавливать их не будут, но вместо этого переосмыслят полученное наследие и создадут что-то новое. Так появились синие металлические трубы, ставшие композиционными ядрами проекта. Они установлены ближе к центру здания и пронизывают его насквозь, попадая в шахты, в которых располагаются инженерные системы, забирающие воздух на высоте 70 м (там уже нет автомобильного смога) и распределяющие его по всем пространствам.

Трубы ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 
Одна из труб в пространстве ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 

Единственное исключение из концепции архитекторов — восстановленная башня, которая была частью ансамбля в первой “версии” здания. Ее снесли в 1931 году, когда был построен Дом на набережной, — считалось, что она загораживала вид и не сочеталась с соседствующей архитектурой. В самой башне теперь будет библиотека с зонами отдыха и винтовой лестницей, ведущей на небольшую смотровую площадку-читальню.

Главная особенность ГЭС-2 состоит в том, что это не только уникальный архитектурный объект, но и общественное пространство абсолютно нового формата, ранее невиданного Москвой. Его нельзя назвать просто культурным объектом, потому что это часть городской среды и не получается разделить его на классические “интерьер” и “экстерьер”. По словам Анны Прокудиной, самое важное в преображении ГЭС-2 — это сложившийся диалог между зданием и городом, как композиционный, так и идеологический.

“Большая глина" Урса Фишера и скамейки по дизайну Гарри Нуриева на ступенях у ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 

Исторически центральный неф ГЭС-2 был свободен от машин и бойлеров. От этого факта отталкивались при разработке концепции проекта, оставив центральное пространство свободным. Лишние внутренние перегородки были снесены, а несущие колонны и ажурные фермы архитекторы бережно восстановили. Главной задачей было максимально задействовать многосветное пространство и центральный неф. “Фермы усиливались для соответствия современным нормам и нагрузкам. С ними работали прямо на высоте 20 м, а некоторые снимали и укрепляли внизу, а потом устанавливали в проектное положение. В малом зале кровельные фермы были заменены в 1960-х годах, и смысла сохранять их не было. Поэтому там мы спроектировали новые фермы в стилистике исторических”, — рассказывает архитектор Анна Прокудина.

Фото: Юрий Пальмин. 
Фото: Юрий Пальмин. 

Основное пространство ГЭС-2 представляет собой огромный зал с многосветным нефом, попадая в который ощущаешь, что ты все еще на улице, а именно на “Проспекте” — так назвали архитекторы эту часть ГЭС-2. И здесь же становится понятно, почему Ренцо считает свет одним из главных архитектурных материалов в этом проекте. Солнечные лучи, проходящие сквозь панорамное остекление и ажурные конструкции, рассеивается по пространству, и благодаря этому создается абсолютное ощущение полета и невесомости тяжеловесных архитектурных элементов.

Проспект ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 

Над “Проспектом” парит центральная платформа — площадка для концертов, театральных постановок и перформансов. А от нее отходит широкая трибуна-лестница на третий этаж, которая одновременно выполняет функцию амфитеатра. Интересная деталь: над платформой выстроен акустический купол, который позволит устраивать концерты и при этом не мешать посетителям ГЭС-2, находящимся в других частях здания. Над акустикой работала студия Kahle Acoustics, в портфолио которой в числе прочих проектов — новая парижская филармония по проекту Жана Нувеля.

Платформа-лестница. Фото: Юрий Пальмин. 

По двум сторонам от “Проспекта” расположатся разные по функционалу пространства. В левом ризалите — трехуровневый ресторан с видом на Москву-реку, а правый ризалит — территория программы резиденций V–A–C. Туда фонд будет приглашать художников, музыкантов, писателей и других представителей творческих профессий, получивших гранты. Резиденции представляют собой небольшие квартиры разных площадей с полноценными кухнями. Нижний этаж ризалита займет общественная гостиная с коворкингом, а третий этаж отдан под офисы администрации V–A–C.

Проспект в ГЭС-2. 

Фото: Глеб Леонов. 

Есть в ГЭС-2 и совершенно новый архитектурный объем: со стороны северного фасада архитекторы выстроили куб с актовым залом, выходящим прямо в березовую рощу. В объеме из бетона и стекла есть опускающийся киноэкран, сцена с десятью конфигурациями и зрительный зал, который может то появляться, то исчезать по нажатию нескольких кнопок — таким образом можно реализовать любой пространственный сценарий. Так же как и в основном здании, границы между внешним и внутренним здесь стираются, и актовый зал продолжается на улице деревянной сценой и небольшим амфитеатром с каменными ступенями.

Актовый зал ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 

Еще одно важное понятие в архитектурной системе ГЭС-2 — “Пьяцца” (снова отсылка к Италии), или по-русски “Площадь”. Если смотреть на здание в плане, то вся территория площадью в 2 гектара образует собой квадрат, в который вписано здание ГЭС-2. “История этого проекта началась с эскиза Ренцо на салфетке. Он изобразил квадрат — будущую территорию ГЭС-2, которая представляет собой 142 х 142 м. На исторических чертежах и фотографиях мы видели, что площадь перед ГЭС-2 была свободной. Когда-то там был двор, возможно, с насаждениями, но об этом мы можем только догадываться. Анализируя исходные данные, мы решили, что необходимо вернуть такое соотношение площадей — свободной и застроенной. Так началась расчистка территории вокруг здания и было совершено удивительное открытие — “Своды”, — делится архитектор Анна Прокудина.

Эскиз “Пьяццы” Ренцо Пьяно. 

Фото: RPBW. 

“Сводами” называется отдельно стоящий кирпичный корпус, соединенный с ГЭС-2 подземным переходом. Обнаруженная случайно постройка второй половины XIX века принадлежала промышленнику Ивану Смирнову и выполняла функции склада его водочной фабрики. В советское время эти своды заключили в “коробку” нового здания и забыли, и только теперь им вновь вернули исторический облик и наделили новыми функциями. На двух уровнях четырнадцати “Сводов” расположились мастерские (каждая площадью 60 м²), оснащенные современными станками — от слесарного до 3D-принтера. Архитекторы RPBW раскрыли уличные фасады и добавили панорамное остекление парусным сводам первого этажа, благодаря которому посетители ГЭС-2 смогут наблюдать за работой художников. На подземном этаже в цилиндрических сводах разместились фотолаборатория, звукозаписывающая студия и репетиционный зал.

Своды. Фото: Глеб Леонов. 
Фото: Глеб Леонов. 
Фото: Глеб Леонов. 

Чтобы объяснить драматургию и уникальность пространства ГЭС-2, вернемся к понятию “Площадь” (Ренцо Пьяно использует этот прием практически во всех своих проектах) — это идея итальянской площади, теплой и открытой для всех, где можно расположиться прямо на полу и где границы между улицей и внутренней средой стираются.

Фото: Глеб Леонов. 

Путешествие по территории Дома культуры начинается со стороны набережной — со ступеней, которые тоже стали частью проекта, продолжается сквозь центральные арочные входы ГЭС-2, и далее посетитель двигается по “Проспекту” и выходит в березовую рощу, спроектированную совместно с Мишелем Девинем — автором ландшафтного дизайна для этого проекта. Затем мы двигаемся сквозь густую березовую рощу (тут уже ощущение складывается совершенно магическое, будто из центра Москвы вы переноситесь в дикий лес), которая ведет к “Бельведеру” — платформе над “Сводами” с видом на Водоотводный канал Москвы-реки и здание ГЭС-2. Здесь воссоздан хрестоматийный российский пейзаж, для которого ландшафтным дизайнерам нужно было отыскать идеально ровные, одинакового размера деревья. Корни деревьев поместили в скрепленные между собой мешки с вулканической породой, обеспечивающей устойчивость и предотвращающей разрастание корней. Для 620 саженцев и 80 тысяч кустов создали капельную систему орошения, которая контролируется из “диспетчерской”, расположенной под землей.

План территории ГЭС-2 сверху. Фото: RPBW. 
Березовая роща в ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 

“Я очень советую побывать в роще, это настоящий experience. Вокруг тебя растут эти высоченные растения, деревья, кусты, и ты в них утопаешь. Начав свой путь внизу, по витиеватой тропинке, проходя через зоны отдыха с лавочками, мы попадаем на верхнюю точку — тот самый “Бельведер”. Оттуда открываются удивительные виды на город и ГЭС-2”, — говорит Анна.

“Пространстве света” (2008 г.) Джузеппе Пеноне во дворе ГЭС-2. Фото: Глеб Леонов. 

Вид с Бельведера. 

Фото: Юрий Пальмин. 

Сам Ренцо Пьяно наблюдает за своим проектом в режиме реального времени из парижского офиса, внося коррективы на всех этапах работы. Сейчас проект ГЭС-2 на финишной прямой, практически все готово к запуску, публичная программа “ГЭС-2 Спуск” стартовала, и весь город лишь ждет, когда здание откроет свои двери для всех. В ближайших планах V–A–C — запуск масштабного проекта “Я моторы гондолы разбираю на части. Карнавал в четырех действиях”, в котором художники, хореографы, драматурги, музыканты, композиторы и комики будут вместе переизобретать карнавал, чтобы понять, каким он может быть сегодня, а также коллективная выставка “В Москву! В Москву! В Москву!”, на которой будут представлены работы Рагнара Кьяртанссона и художников из разных стран, в том числе созданные специально для ГЭС-2.

Наглядное видео о процессе реконструкции ГЭС-2

Content

А в ноябрьском номере AD читайте эксклюзивную беседу Ренцо Пьяно с Алексеем Тархановым.