istoriya-lyubvi-semejnye-soyuzy-v-dizajne-arhitekture-i-iskusstve
Дизайн

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве

Одна голова хорошо, а две лучше. Своим примером это доказали пары, в жизни которых есть не только любовь, но и общее дело.

, обновлено 27 Июля 2021
AD Magazine

Алвар и Айно Аалто

В 25 лет Алвар Аалто открыл студию, куда однажды пришла работать Айно Мария Манделин. Пара поженилась спустя полгода после знакомства и больше не расставалась. В 1930‑х мужчины-архитекторы неохотно принимали в свои ряды женщин, но Айно была равноправным партнером и соавтором всех проектов.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 1
Алвар и Айно Аалто в рабочей студии.

Аалто и Айно вместе построили санаторий в Паймио, в котором продумали все: от удобного шезлонга, который позволял дышать полной грудью, до бесшумных раковин в палатах. Вместе спроектировали ресторан “Савой” в Хельсинки и библио­теку в Выборге, а также основали компанию Artek, которая подарила миру десятки предметов, ставших иконами скандинавского дизайна. Еще одним совместным проектом стал их дом, который давно превратился в музей, но в столовой которого, как и прежде, стоят стулья эпохи Возрождения, купленные ими в Италии во время свадебного путешествия.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 2
Гостиная и кабинет в доме Алвара и Айно.
История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 3
Кресло Paimio, Artek.

Ганс и Флоренс Нолл

Ганс основал Knoll еще до знакомства с будущей женой, но бурное развитие фирмы началось именно с приходом туда Флоренс. Он был бизнесменом и руководителем, она — дизайнером и новатором. Сложив свои таланты воедино, они смогли создать одну из самых известных мебельных компаний в мире.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 4
Ганс и Флоренс Нолл.

Вместе с Флоренс в компанию пришли ее друзья и наставники, чьи предметы мебели признаны иконами дизайна и по сей день выпускаются Knoll, — Гарри Бертойя, Ээро Сааринен, Людвиг Мис ван дер Роэ. Кроме того, появился революционный по тем временам департамент планирования, который занимался созданием “интерь­еров под ключ”. Контролированием всего процесса, включая разработку мебели, занималась Флоренс.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 5
Офис Cowles Publications по проекту Флоренс Нолл.

Александр Родченко и Варвара Степанова

Родченко и Степанова творили и вместе, и порознь, но все их работы были тесно переплетены между собой, потому что создавались в общей квартире-мастерской. Где бы ни жила пара, их дом всегда превращался в ­студию. По словам их внука Александра Лаврентьева, там “грунтовали холсты, пилили доски для подрамников и ­конструкций, чертили, что-то вырезали из картона, переплетали книги, клеили коллажи”.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 6
Александр Родченко и Варвара Степанова.

Родченко и Степанова прошли путь от живописи и графики до фотографии, дизайна одежды и театра. Но особенно запомнились работами по оформлению афиш, плакатов, транспарантов. Практически все обложки книг Маяковского и большинство номеров “Нового ЛЕФа”, “Советского кино”, “За рубежом” были их авторства.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 7
Плакат Родченко “Ленгиз: книги по всем отраслям знаний”, 1925 год.
История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 8
Варвара Степанова. Игроки в бильярд. 1920.

Христо Явашев и Жанна-Клод де ­Гийебон

Христо и Жанна-Клод родились в один день. Он — в Болгарии, она — в Марокко. Чаще всего пара работала в технике ампакетажа, когда вещи, здания и даже ландшафты оборачивали полотнами ткани. В их упаковке побывали Рейхстаг, мост Пон-Нёф в Париже и даже побережье в Австралии. Масштаб поражал, но за красивой картинкой стояла сложная работа — переговоры затягивались на годы, поэтому они часто трудились над несколькими проектами одновременно.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 9
Инсталляция “Бегущий забор”, Калифорния, 1972–1976 годы.

Жанны-Клод не стало в 2009 году, но Христо продолжил реализовывать их общие задумки. Правда, успел не все: оборачивание Триумфальной арки перенесли из-за вируса. Но и это пообещали закончить наследники — ведь искусство, как и любовь, будет жить вечно.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 10
Христо Явашев и Жанна-Клод де Гийе­бон на фоне проекта обернутого Рейхстага.

Массимилиано ­Фуксас и Дориана Мандрелли

Массимилиано и Дориана Фуксас все делают вместе — и архитектуру, и авторские ювелирные украшения. Когда они познакомились в Римском университете Ла Сапиенца, Дориана была студенткой, а Массимилиано профессором, но это была любовь с первого взгляда.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 11
2 Массимилиано Фуксас и Дориана Мандрелли.

Дуэт вместе уже более сорока лет, и в их общем портфолио десятки архитектурных и дизайнерских работ по всему миру, которые сложно отнести к одному стилю — так сильно они различаются. Но Массимилиано и Дориана не разделяют проекты по важности и размеру и со скрупулезностью подходят к разработке как зданий, так и мебели. Ведь на изготовление одного кресла уходит столько же времени, сколько на строительство, например, Миланского ­выставочного центра.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 12
Небоскреб Guosen Securities Tower в Шэньчжэне по проекту Studio Fuksas.
История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 13
Школа гостиничного бизнеса в Монпелье по проекту Studio Fuksas.

Рикардо Скофидио и Элизабет Диллер

Архитекторы познакомились во время учебы Элизабет — Рикардо сначала был ее учителем, а затем наставником. После получения диплома они поженились и стали партнерами в основанной ими студии Diller Scofidio + Renfro. Из-за разницы в возрасте в начале творческого пути Диллер долго не воспринимали как равноправного члена бюро, но сейчас именно она считается лицом компании.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 14
Рикардо Скофидио и Элизабет Диллер.

В 2019 году Диллер стала лауреатом премии Джейн Дрю, а также была признана журналом Time одной из самых влиятельных женщин в 2018 году. В портфолио пары большие ландшафтные проекты, такие как парк “Зарядье” в Москве и “Хай-Лайн” в Нью-Йорке, павильон Expo в Швейцарии, культурный центр The Shed и многое другое.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 15
Культурный центр The Shed в нью-йоркском районе Хадсон-Ярдс.

Бюро Diller Scofidio + Renfro часто работает по принципам “природного урбанизма”, когда дикая природа ­сосуществует с построенным человеком городским пространством, в ­котором удобно всем.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 16
Парк “Хай-Лайн” в Нью-Йорке по проекту Diller Scofidio + Renfro.

Илья и Эмилия Кабаковы

Сейчас Илья и Эмилия Кабаковы — известные художники, мастера-концептуалисты, чьи работы выставляются в престижных музеях мира: от Третьяковки до галереи Тейт. Но их искусство зарождалось в мастерской на чердаке дома на Сретенском бульваре, где долго работал Илья. В 1989 году в его жизни появилась Эмилия и стала соавтором всех будущих работ.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 17
Илья и Эмилия Кабаковы.

Они вместе развивали придуманный им жанр “тотальной инсталляции”, когда произведением становится не ­объект, а художественное пространство. С помощью него пара рассказывает о советском быте, прошлом и теме “маленького человека”. Впервые Илья затронул ее в 1983 году в эссе “В будущее возьмут не всех”. Но, кажется, им попасть в будущее все же удалось: пара живет на Лонг-Айленде и продолжает заниматься любимым делом.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 18
Инсталляция “Как встретить ангела” рядом с музеем современного искусства “Гараж”.
История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 19
Инсталляция “Три ночи“, 1989 год.

Чарльз и Рэй Имз

В середине 1950-х почти у каждого модника была мебель по дизайну Имзов, будь то роскошное кресло из кожи или лаконичный стул из яркого пластика. Спустя семьдесят лет почти ничего не поменялось — модели Eames Lounge Chair и DSW, которые сейчас выпускает Vitra, не утратили популярность и даже вошли в рейтинги самых подделываемых предметов.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 20
Переизданное в белом цвете кресло Lounge Chair & Ottoman.

Рэй вышла замуж за Чарльза после письма: “Мне 34 (почти), и я снова одинок и разбит. Я очень тебя люблю и скорее хочу жениться на тебе”. Слова дополнял рисунок руки с фразой: “­Какой размер у этого пальца?”

Свою фамилию пара сделала нарицательной, она стала синонимом американского дизайна. Свой дом в Лос-Анджелесе, где сейчас находится офис Фонда Имз, супруги тоже проектировали вместе. Чарльз и Рэй умерли в один день, но с разницей ровно в десять лет. За эти годы Рэй успела закончить все проекты, которые они начали вместе, и передать общие знания в лекциях и книге.

История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 21
Рэй и Чарльз Имз в Музее современного искусства в Нью-Йорке.
История любви: семейные союзы в дизайне, архитектуре и искусстве - фото 22
Гостиная в доме Чарльза и Рэй Имз в Лос-Анджелесе.
Читайте также