Интерьер

Безмятежный пентхаус на Ленинградском проспекте

Интерьер этой квартиры в пентхаусе московской новостройки такой безмятежный, словно дом стоит где-нибудь на Рижском взморье. На самом деле внизу шумит Ленинградский проспект, а за окнами до самого горизонта — огромный беспокойный город.
. .  Pierre Yovanovitch            Savour           Balchug Gallery  Treez Collection.
Гостиная. Диван, Pierre Yovanovitch; винтажные кресла чешского дизайнера Индржиха Галабалы отреставрированы и перетянуты; керамический табурет, Savour; мраморный столик сделан на заказ; скульптура Алиции Подгурской Биркнер из Balchug Gallery; постамент, Treez Collection.Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Одним из источников вдохновения для дизайнера Екатерины Лашмановой стал фасад дома: он вырос в глубине квартала, но стилизован под одну из “сталинок” на первой линии Ленинградского проспекта. Парадное “лицо” магистрали определяют величественные здания, украшенные башенками, портиками, арками, колоннами и ракушками, которые позже были признаны излишествами.

Порталу, который соеди­няет прихожую и общую часть квартиры, Екатерина Лашманова придала такую же мягкую, плавную форму, как и большинству элементов отделки.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

По замыслу Екатерины, интерьер должен был поддержать пафос фасада, но не его жесткость. Граненый камень в проекте Лашмановой превратился в ниспадающий красивыми складками текстиль, а одна из стен гостиной для смягчения всего пространства буквально поплыла: для нее разработан гипсовый декор, вызывающий какие-то очень приятные ассоциации — с водопадами, природными пещерами и так далее. На воду, как известно, можно смотреть бесконечно, даже на такую вот “замороженную”. “Мы закладывали в проект обволакивающие формы, скругленные углы, плавность и текучесть, — рассказывает Екатерина. — Все это было навеяно видами из окон пентхауса и игрой света внутри, мы шли от того, чего хотела сама квартира”.

Гостиная. Диван, Pierre Yovanovitch; винтажные кресла чешского дизайнера Индржиха Галабалы отреставрированы и перетянуты; керамический табурет, Savour; мраморный столик сделан на заказ; скульптура Алиции Подгурской Биркнер из Balchug Gallery; постамент, Treez Collection.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

“Оплывающая” стена в гостиной разработана для смягчения пространства и общей ­атмосферы.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Мраморный столик, устроивший и владельцев квартиры, и дизайнера, нашли в Pinterest, но оказалось, что это даже не прототип, а просто картинка в 3D, которая бродит по интернету. Поскольку авторов модели найти не удалось, в бюро Lashmanova Design сделали на основе рисунка эскиз и заказали столик итальянским партнерам. Мрамор для него искали долго — нужен был максимально ­прозрачный.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Технологически проект оказался очень сложным. Вся квартира в эркерах, простенки между ними несимметричные и такого размера, что туда не поставишь никакую мебель. Высокие, почти четыре с половиной метра, потолки тоже принесли не только плюсы, но и минусы. Обратите внимание на гипсовый карниз в гостиной: его высота — шестьдесят сантиметров. Некоторые задачи можно было выполнить только на месте. Кленовые панели, которыми обшита спальня, пришлось разрабатывать методом мозгового штурма. “Мы с деревянщиками собирались в квартире и рисовали прямо на стене, иначе не получалось, – признается Лашманова. – Для меня стало открытием, что могут, оказывается, встретиться такие элементы, над которыми придется поломать голову”.

Поскольку пространство общее, кухню решили сделать “невидимкой”: на виду осталась лишь та ее часть, которая не спорит с дизайном гостиной.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Фрагмент кухни. Остров с мраморной столешницей заменяет обеденный стол.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Нестандартного подхода потребовала и кухня, которую нужно было сделать функциональной и комфортной, потому что в семье все любят готовить, но при этом спрятать все, что диссонирует с элегантным обликом гостиной. Технологичная часть скрыта за шпонированными фасадами, запахи выводят мощные вытяжки. Одна из них встроена в мраморную столешницу острова, вторая подведена к шкафам, в которых есть все необходимые для приготовления обедов и ужинов механизмы. 

На заднем плане — шпонированные кленом шкафы: в них спрятаны все механизмы, без которых сегодня трудно обойтись на кухне.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Кухня уже показала себя в деле, ее одобрили и владельцы квартиры, и коты, приобретенные накануне переезда. Белоснежные животные аристократического вида отлично вписались в общую концепцию проекта, который все еще продолжается: неоформленной осталась открытая терраса с вертолетной площадкой. Это значит, что есть место для новых интересных решений.

Главная спальня. Две фигуры на фоне окна — боги домашнего очага, привезенные с Бали. Они понравились владельцам квартиры, несмотря на неблагостный вид. Под ними постаменты, Treez Collection.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Гардеробная комната при родительской спальне. В рисунке ковра “отражаются” облака, которые видны из окон пентхауса.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

В семье растут две девочки; по просьбе родителей для них сделали общую спальню с ванной комнатой и общую игровую.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Фрагмент детской спальни. Стены обшиты панелями из клена. 

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Санузлы из-за высоких потолков оформлены нестандартно: в детской ванной потолок купольный, покрыт поталью и расписан цветами.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук