Интерьер

Интерьер с обложки: квартира в бывшем флигеле при усадьбе Дениса Давыдова

Дизайнер Анна Зиньковская оформила для своей семьи квартиру в историческом доме в центре Москвы, но в итоге здесь живут совсем другие люди.
Интерьер с обложки квартира в бывшем флигеле при усадьбе Дениса Давыдова. Вид из коридора на парадную гостиную. Слева от...
Вид из коридора на парадную гостиную. Слева от окна работа Линды Каррары из Iragui gallery; справа — Олега Доу. Декоративную лепнину Анна Зиньковская разрабатывала вместе с мастером Ярославом Шведом.Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Анна Зиньковская и ее семья любят исторический центр Москвы, они тут живут много лет и привязаны к местам и друзьям. Поэтому, когда дети подросли и понадобилось найти жилье побольше, поиск ограничился определенными улицами. Выбор также сужали другие пожелания Анны и ее супруга: высокие потолки, большие окна и дом с историей. Вскоре им улыбнулась удача — попалась квартира в бывшем флигеле при усадьбе Дениса Давыдова, построенной в конце XVIII — начале XIX века. В 1870-е после пожаров двухэтажное здание было перестроено архитектором Александром Обером, а в советские 1930‑е с фасада сбили лепнину и надстроили еще три этажа. “После череды ремонтов в квартире не осталось ничего аутентичного, и найти информацию об интерьерах этого дома мне тоже не удалось”, — вспоминает дизайнер.

Гостиная. Диван, Edra; подушки, enere.it; журнальный столик, Hommés Studio; торшер и люстра винтажные; ковер, Art de Vivre; кресло по ­дизайну Марка Ньюсона для Cappellini; невысокий шкаф, Cornelio Cappellini; на нем циф­ровой коллаж AES+F из галереи “Триумф”; в простенке между окнами работа Линды Каррары из Iragui gallery; на подоконнике скульптура Александра Кутового из галереи Lazy Mike. Искусство для интерьера подбирала арт-консультант Елена Баканова.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Вид из коридора на парадную гостиную. Слева от окна работа Линды Каррары из Iragui gallery;
справа — Олега Доу. Декоративную лепнину Анна Зиньковская разрабатывала вместе с мастером
Ярославом Шведом.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Площадь квартиры — 210 м2. Классическую анфиладу Анна воссоздавать не стала, но спроектировала длинный коридор и расположила все комнаты вдоль него. Тут есть хозяйский блок, две детские со своей ­гардеробной и ванной комнатой, кабинет, гостиная, изолированная кухня, хозяйственные помещения и много мест для хранения. “Я учитывала контекст, но задачи воспроизвести истори­ческий интерьер у меня не было. Это все размышления о том, как могло бы быть. Мы живем в XXI веке, а старые планировки не отвечают потребностям современной жизни”, — объясняет Анна. Однако от открытой общей зоны она отказалась сознательно. Во-первых, раньше не было опен-спейсов, а во-вторых, так удалось сделать парадную гостиную по классическим канонам: она получилась симметричной, с тремя окнами и богатым лепным декором. Будь комната больше, ее бы пришлось визуально зонировать.

Фрагмент гостиной. Каминный портал XIX века, зеркало и бра — все антикварное, из Франции; журнальный столик, Hommés Studio; на камине скульптура Александра Нея из art4 музея; винтажные стулья по дизайну Сиро Кураматы из Alina Pinsky Gallery. На полу старый паркет, собранный и отреставрированный венским мастером Томасом Райнером, которого нашел супруг Анны Зиньковской.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Вид из гостиной на коридор, где висит картина Даниэля Лергона из галереи Lazy Mike. Двери и столярка по эскизам автора проекта; экземпляры для библиотеки подбирали с помощью книжного салона “Коллекция”. 

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Коридор. Светильники, Workstead; на постаменте скульптура Ивана Горшкова.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Главное место в гостиной занимает масштабная винтажная люстра 1970-х годов, которую нашел супруг Зиньковской — он тоже принимал активное участие в оформлении интерьера. Лепнину Анна придумывала с мастерами из Санкт-Петербурга, взяв за основу французско-бельгийский декор XIX века, — получилась эклектика с элементами ба­рокко и классики. А вот паркет настоящий, с историей: в комнатах пол выложен “французской елкой”, а в гостиной — модулями с “венской звездой”. После неудач­ных попыток состарить современный пол, когда Зиньковская почти сдалась, ее супруг нашел в Вене энтузиаста Томаса Райнера, который собирает, реставрирует и продает старинный паркет.

Кухня. ­Люстра, Italamp; обеденный стол, Poltrona Frau; стулья, Porada.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Кухня. ­Люстра, Italamp; обеденный стол, Poltrona Frau; стулья, Porada; диван, Maxalto; бра по дизайну Тони Дзуккери для Venini.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Вид из коридора на кухню. На антикварной тумбе работа художника Димы Ребуса из Artwin
gallery.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

В целом получился гармоничный микс из коллекционного дизайна, винтажа, антикварных и современных предметов. “Процесс был очень захватывающим. Я изучала исторические интерьеры не только в России, но и в Европе — ведь XIX век был эпохой взаимопроникающих тенденций”, — говорит Зиньковская. Спальни и кухня оформлены в более современном ключе, но и там чувствуется дань уважения истории: в мебели и архитектурных деталях считываются элементы постконструктивизма. “С одной стороны, работать без клиента проще, потому что не надо утверждать бюджет и есть масса времени, чтобы все продумать, но появляется опасность пуститься в долгие размышления”, — считает Анна.

Кабинет. Сейф и письменный стол винтажные; на сейфе скульптура Александра Кутового из
галереи Lazy Mike, а на столе — Олега Доу; стулья по дизайну Нильса Кофоеда из галереи Mirra;
на стеллажах, Ceccotti, работы Франсиско Инфанте-Араны из art4 музея; на стене картина
Владимира Немухина; ковер, Art de Vivre.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Она этот проект до конца довела, но за время ремонта изменились семейные обстоятельства: старший сын уехал учиться за границу, и такая большая квартира уже была не нужна, поэтому Анна с супругом решили ее продать. “В этом была доля азарта, — вспоминает Зиньковская. — Мужа всегда интересовала недвижимость, а мне было любопытно, можно ли это превратить в бизнес. Тем более что в нашем районе подобных предложений почти нет”. Стоит отметить, что супруги не только сделали ремонт в квартире, но и отреставрировали подъезд. Покупатели нашлись в рекордные сроки, однако история и на этом не закончилась: молодая пара с двумя детьми, поселившаяся тут, попросила декорировать пространство под них. И вот он, финальный штрих: в квартире появилось современное искусство российских авторов.

Хозяйская спальня. Кровать, Giorgetti; прикроватный столик Klimt, Hommés Studio; настольная лампа Abella, Gramercy Home; постельное белье, AtelierTati; антиквар­ная люстра; над изголовьем кровати две работы Олега Доу.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Хозяйская спальня. Кровать, Giorgetti; постельное белье, AtelierTati; антиквар­ная люстра; над изголовьем кровати две работы Олега Доу.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Первая детская. Кровать, Altrenotti; бра, Workstead; светильник по дизайну Димы Логинова для Axo Light; письменный стол и стул винтажные, Ligne Roset; на столе винтажная настольная лампа из Repeat Story и скульптура Аристарха Чернышева; на стене работа Sparkle дуэта Your Mum’s Knight из галереи Lazy Mike.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Фрагмент второй детской. Кровать, Altrenotti; над ней работа Юрия Купера; бра, Please Wait to be Seated.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук

Детская ванная комната. Светильник, Vibia.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук